Корреспондент «БДГ» стала пассажиром первого рейса по маршруту Гомель — Минск — Калининград

Двойной пограничный и таможенный контроль на пути к Балтийскому морю гражданам Беларуси теперь не страшен. Потому что до Калининграда уже можно добраться, поднявшись над всеми земными условностями на Ан-24 РАУП «Аэропорт «Гомельавиа».

Шестеро смелых

Шесть журналистов, в том числе и корреспондент «БДГ», откликнулись на предложение предприятия участвовать в открытии первого рейса по маршруту Гомель — Минск — Калининград.

В гомельском аэропорту в день отлета все было по-деловому: без красных дорожек, цветов, духового оркестра и прочей атрибутики большого события. Не было даже местного начальства. А так хотелось, чтобы кто-то большой и важный сказал летчикам, какое нужное дело они начинают.

Ан-24, который активно готовили к полету, как нам объяснили, всего 2 года назад «вышел» из капитального ремонта. Это значит, что его запаса прочности хватит еще лет на пять стабильной работы. Но все-таки какое-то беспокойство присутствовало. «Это вы теленовостей насмотрелись», — успокаивал журналисток директор агентства «Гомельавиатур» Валерий Егоров, назначенный руководителем делегации и нашим сопровождающим. Доля правды в этом, конечно, есть. Но не стоит забывать, что за последние годы мы просто отвыкли от мысли, что существует авиатранспорт, позволяющий экономить время и... деньги. В самом деле, уже целый год, как открыто воздушное сообщение между Гомелем и Минском, а стоимость билета остается неизменной — BYB 10 тыс., что уже на пару тысяч дешевле проезда поездом. Но на количестве пассажиров это почему-то не отражается: в среднем на рейс собирается 15-20 пассажиров при наличии в самолете 48 мест.

В заветное утро, ровно в 8:45, Ан-24 вырулил на взлетную полосу. Разгон. Отрыв. Да здравствует небо!

Надо сказать, что сверху действительно видно все, но в очень уж приукрашенном виде. С высоты 3,5 тысячи метров страна аккуратненькая и чистенькая. Самолет не болтало, чего боялись дамы с диктофонами, поэтому все в полном здравии через 50 минут приземлились в аэропорту «Минск-1».

Центральный аэропорт белорусской столицы оказался почти спящим. Во всяком случае, здесь не считают, что в 9 часов утра транзитным пассажирам может захотеться кофе. Хорошо еще, что стоянка целый час: успели «разговеться» в ближайшей гостинице.

В 10 часов 20 минут Ан-24 снова пошел на взлет. В салоне — только журналисты, наш сопровождающий и бортпроводница. Пассажиров нет. Валерий Егоров старался не показывать своего разочарования, утешая себя и нас тем, что этот первый рейс — представительский и испытательный. Мол, экипажу все равно нужно проверить «трассу». Для этой цели полетом даже руководил командир эскадрильи Георгий Анохин.

Анна с «Аннушки»

Скрашивать наше одиночество пришлось бортпроводнице Анне Тимошенко. Только потом мы поняли, как непросто ей было. «Я всю ночь не спала, когда мне сказали, что лететь придется с журналистами. Теперь думаю, зачем я волновалась? Вы же милые люди», — призналась Анна к концу полета. Молодая женщина с небесной голубизны глазами, красивой улыбкой и походкой манекенщицы уже 16 лет в небе. И с мужем познакомилась в самолете. Обыкновенным пассажиром прикидывался. Разумеется, женская половина задала резонный вопрос: «А не страшно?» Анна Тимошенко, не раздумывая, ответила: «Если я не верю в себя, в свой экипаж, то как я могу сохранить спокойствие и уверенность пассажиров? А вообще-то, я верю в судьбу». Потом Анна вспомнила, что еще верит в приметы. Например, если в полете пришить оторвавшуюся пуговицу — значит, рейс задержится. Поэтому за пуговицами — чтоб не отрывались — следят: домой всем хочется вернуться вовремя.

Все члены экипажа — командир Сергей Сероженко, второй пилот Леонид Вельмицкий, штурман Николай Хавченко, бортинженер Михаил Кирьян — уже с десяток лет бороздят небесные просторы. Летали в небе и Африки, и погрязшей в гражданских междоусобицах Шри-Ланки. Так что 770 км до Калининграда и столько же обратно для них как утренняя прогулка.

Лихо на высоте 4,8 тысячи метров мчались мы в Калининград. Под крылом самолета — Литва. И вдруг кто-то крикнул: «Тракай, Тракай!». Красного кирпича Тракайский замок, крыши старого Вильнюса, улочки Каунаса, потом яркая синева Балтики — все выглядело так красиво и так заманчиво! Но в какой-то момент пришло осознание того, что вот уже лет десять, как эта земля вновь стала очень «далекой» от нас.

Анклав

Самолет пошел на снижение, и через пару минут мы оказались в окружении цветов и телекамер. Для Калининграда с его 400-тысячным населением такое количество пишущей и снимающей журналистской братии — достойное событие: 4 телекомпании, 2 радиостанции, газеты. К нам подходили заместитель главы областной администрации, бизнесмены, представители белорусского землячества и советник отделения Посольства РБ в РФ в Калининградской области Владимир Заломай. Бывший брестский губернатор первым делом собрал автографы всех участников авиаперелета на протоколе совещания сторон, который положил начало организации авиамаршрута Гомель — Калининград. Этот документ теперь украшает здание отделения посольства. Кстати, после второй мировой войны тысячи белорусов отправлялись восстанавливать Кенигсберг, ставший анклавом Российской Федерации. Сейчас каждый десятый житель Калининградской области — этнический белорус. А в местном начальстве почти каждый второй чиновник — наш человек!

Пару лет назад на волне интеграции в Калининграде было создано белорусское землячество. Калининградцы раз в неделю смотрят телепрограмму «Сябры», дважды в неделю слушают радиопередачу «Крынiца» и готовятся выпускать «Белорусскую народную газету». Буквально накануне нашего прилета землячество получило от Министерства культуры Беларуси около тысячи томов белорусских книг для местных библиотек. А сейчас оно занято открытием классов для обучения детей белорусскому языку. По словам сотрудницы землячества Натальи Яшковой, закончившей БГУ и прекрасно говорящей по-белорусски, родители примерно 40 ребятишек уже выразили желание научить своих чад «матчынай мове». Как пояснил председатель белорусского землячества, уроженец Брестчины Иосиф Гречко, по направлениям их организации белорусов из Калининграда принимают на учебу в любое учебное заведение республики. Но чаще балтийские абитуриенты стремятся попасть в БГУ. А белорусская молодежь рвется в морские училища Калининграда.

Но вернемся к... небу. Владимир Заломай объявил, что открытый авиарейс «развязал узлы, завязанные временем и словесами», в сотрудничестве двух регионов. А это сотрудничество измеряется USD 100 млн в год. Беларусь поставляет в Калининград древесину, стройматериалы, бытовую технику и другие товары, а получает целлюлозу, бумагу, рыбу. В том, что в Калининграде действительно пользуются белорусской продукцией, мы убедились еще в аэропорту: «Настойка горькая» Брестского ликероводочного завода занимала почетное место среди других горячительных напитков в расположенном здесь баре.

Иосиф Гречко об открытом рейсе отозвался лаконично: «Это — общение с родиной», причем без проблем с таможенным оформлением и прочей суеты, которая сопутствует путешествующим по земле. Владимир Заломай тоже отметил этот фактор с положительной стороны. Даже у него, дипломата, ночь в поезде — бессонная, потому что после многократного общения с пограничниками и таможенниками России, Литвы и Беларуси весь сон уходит.

Правда, в общении с родиной некоторым препятствием может стать ценовой фактор. Билет на поезд Калининград — Минск стоит около RUR 960 (около BYB 52 тыс.), а на самолет — RUR 1260 (BYB 68 тыс.). Для кого-то разница в RUR 300, или BYB 16 тыс., окажется несущественной, и выбор будет сделан в пользу авиатранспорта. Но, как поделилась сведениями из личной бухгалтерии одна из калининградских журналисток, ей при зарплате в RUR 2,5 тыс. такое воздушное путешествие просто не по карману. Кстати, подобные заработки у большинства населения Калининградской области.

Дорога к дому

Дорога домой оказалась, как всегда, короче. В 14:20 мы приземлились в Минске. Летели опять своей компанией: и в Калининграде пассажиров в Беларусь не нашлось. Кстати, рейс возвращается в столицу к тому времени, когда пассажиры могут пересесть на самолет до Киева. Между прочим, гомельчане — единственные в Беларуси и Украине, кто решился связать Калининград с большой землей.

В 17:25 самолет взлетел четвертый раз за день — из Минска в Гомель. На этот рейс уже набралось 15 пассажиров.

Экипаж был доволен. Фото на память, последние рукопожатия. За Анной Тимошенко приехали муж с дочерью, а вот командир экипажа Сергей Сероженко ехал с нами обычным рейсовым автобусом. Прокуренный водила, давая сдачу летчику в белоснежной рубашке, почему-то назвал его «коллегой».

Источник: "Белорусская деловая газета" (статья за 27 мая 2002 года). Фотографии не авторские. Фото - от gomelavia.ucoz.ru

Просмотров: 650 | Добавил: gomelavia | Дата: 14.02.2015 | Комментарии (0)

После удачных летних рейсов в Грецию и Болгарию со взлетной полосы гомельского аэропорта в небо поднялся первый самолет в Египет. 27 октября в 16.00 по местному времени Боинг-737 увез на побережье Красного моря в мир "все включено" более ста туристов из разных городов страны.

   

Как оказалось, добраться до аэропорта "Гомель" - задача проблематичная. Автобусы с автовокзала - роскошь, предоставленная только тем, кто улетает в летние месяцы. В сегодняшнем расписании таких маршрутов нет
Читать полностью:  http://news.tut.by/society/421457.html
Традиционный вариант уехать на такси влетит в копеечку. Бомбила на микроавтобусе любезно прикинул, что обратная поездка с ветерком до вокзала обойдется нам примерно в 150 тысяч. Но безвыходных ситуаций не бывает. Медленно, но верно ко входу в аэропорт стекались счастливчики с багажом.

Читать полностью:  http://news.tut.by/society/421457.html
У кого есть возможность, добирались на личных автомобилях. Судя по номерам припаркованных на стоянке, сегодня здесь не только 3-й, но и 6-й, и 7-й регионы.



Ровно в 14.00, за два часа до вылета, началась регистрация на рейс. В здании вокзала хоть многолюдно, но тихо.
Читать полностью:  http://news.tut.by/society/421457.html
Могилевчане Людмила с мужем добирались до Гомеля на личном автомобиле, потому что все поезда и автобусы прибывают рано утром.

- Жаль, что рядом нет платной стоянки. Вот сейчас будем решать, как быть с автомобилем, - говорит туристка.

За путевку на двоих на 10 дней семейная пара потратила 17 млн рублей. До этого Людмила прошерстила весь Интернет и поняла, что так будет намного выгоднее, да и "своим" женщина доверяет больше, чем киевским или московским.


Молодая семья из Минска также приехала на личном автомобиле, о котором позаботились заранее и оставили на платной стоянке у Ледового дворца.
Читать полностью:  http://news.tut.by/society/421457.html
Правда, поездка в южную столицу обернулась для них незапланированными тратами:

- Дороги сделали хорошие, а скорость ограничили до 70 км/ч, поэтому ГАИ устроила нам платную дорогу, - смеются они.

Зато ребята сэкономили на путевке:

- Все равно из Гомеля получается намного дешевле лететь, чем из Минска. Из столицы путевка на 10 дней на семью с ребенком обошлась бы в 3600 долларов, а из Гомеля мы отдали 2800.

То, что это первый рейс из Гомеля в Египет, стало для них новостью. Глава семьи Иван - еженедельный пассажир самолетов "Белавиа", летающих в Москву.


Читать полностью:  http://news.tut.by/society/421457.html
Гомельчанка Ирина провожает свою сестру на отдых и ностальгирует по юношеским годам, когда аэропорт шумел, летали отсюда и в Анапу, и в Геленджик, и в Москву.

- Ребята, мне и так очень стремно, первый раз лечу на самолете из Гомеля, - заметно волнуется ее сестра, потенциальная посетительница морского побережья.

Путевка, говорит она, обошлась ей вдвое дороже, зато не пришлось ломать голову с заказом трансфера и переездами в Борисполь или Москву.

- Как вам аэропорт? - интересуемся у женщин.

- Слава богу, что есть...
Читать полностью:  http://news.tut.by/society/421457.html
Впрочем, для тех, кому "стремно", и кто обычно прогоняет свой страх перед небом в магазинах "Duty free" , в гомельском аэропорту есть альтернатива, наш родной и милый сердцу кафетерий.



Обычно, говорят продавщицы, перед полетами для храбрости алкоголь покупают, благо выбор есть и размеры тары удобны. Но перед рейсом в Египет из горячительных никто ничего не покупал.

Кроме того, для удобства и развлечения пассажиров в здании аэропорта есть точка доступа небесплатного вай-фая, автомат с напитками, для особо скучающих - огромные весы для багажа.
Читать полностью:  http://news.tut.by/society/421457.html


…Все туристы, которые поднялись на борт Боинга, через 10 дней загоревшие и отдохнувшие приземлятся здесь же. Туроператор, чтобы исключить риск отправки полупустого самолета, решил, что вылеты будут осуществляться с периодичностью 3 раза в месяц. Продолжительность тура составит от 10 до 11 ночей. Следующий тур отправится в Египет уже 6 ноября. График вылета чартерных рейсов расписан до 12 марта 2015 года.
Читать полностью:  http://news.tut.by/society/421457.html
Автор Юлия Митрахович, фото: Иван Кузменков,

"Новый Вечерний Гомель" Читать полностью:  http://news.tut.by/society/421457.htmlhttp://gomelmedia.by/Читать полностью:  http://news.tut.by/society/421457.html

Просмотров: 537 | Добавил: gomelavia | Дата: 08.02.2015 | Комментарии (0)

На авиационном сленге четыре девятки - это хорошая погода. Однако в один из дней, когда большая тушка (ТУ-154) прилетела из Западной Сибири с нефтяниками-вахтовиками на борту, в Гомеле была легкая метель - мряка, если продолжать листать сленговый словарь авиаторов. Но большинство пассажиров самолета спускались по трапу с непокрытыми головами: им ли бояться метели, когда в Ноябрьске, где несколько часов назад они проходили регистрацию на рейс, было минус двадцать.

В ожидании рейса По случаю прилета нефтяников у здания аэровокзала выстроилась вереница автомобилей. Это приехали встречающие. До аэропорта сегодня можно добраться только на личном авто или такси. Нет регулярных авиарейсов, а значит, нет необходимости гонять туда-сюда общественный транспорт. Тех, кто здесь работает, привозит служебный автобус. Почему-то казалось, что он должен быть полупустым. Однако это не так. Как убедилась корреспондент «ГП», проехав в нем от центра города до самого аэровокзала, по мере приближения к месту назначения автобус заполняется народом под завязку.

Источник: http://gp.by
© Правда Гомель

 

В ожидании рейса


По случаю прилета нефтяников у здания аэровокзала выстроилась вереница автомобилей. Это приехали встречающие. До аэропорта сегодня можно добраться только на личном авто или такси. Нет регулярных авиарейсов, а значит, нет необходимости гонять туда-сюда общественный транспорт. Тех, кто здесь работает, привозит служебный автобус. Почему-то казалось, что он должен быть полупустым. Однако это не так. Как убедилась корреспондент «ГП», проехав в нем от центра города до самого аэровокзала, по мере приближения к месту назначения автобус заполняется народом под завязку.
 

Добраться до аэропорта можно на служебном автобусе



В 2011 году аэропортовый комплекс был окончательно присоединен к Гомельскому филиалу предприятия «Белаэронавигация». Процесс шел поэтапно. Начало было положено в 2008-м. А финальный аккорд прозвучал в тот момент, когда из-за неразрешимых финансовых проблем компания «Гомельавиа» перестала существовать.
 

Главные службы аэропорта остались на прежнем месте



Но сам аэропорт жить не перестал. Главные службы, говорит начальник Гомельского филиала «Белаэронавигации» Павел Новоселов, остались на своих местах: сегодня на предприятии работают более 400 человек

— Часто ли из Гомеля вылетают самолеты?

— В прошлом году было 498 вылетов. Рейсы в основном чартерные. Регулярный пока один: Гомель — Калининград. Его выполняет национальная компания «Белавиа» и следует ожидать, что этим летом в Калининград можно будет летать не один раз в неделю как раньше, а два.

— Слово «пока» в разговоре о регулярных рейсах обнадеживает...

— Мы действительно планируем расширить географию полетов и ведем переговоры с некоторыми российскими авиакомпаниями. Не хочется раньше времени раскрывать все карты, скажу лишь, что это перспектива уже этого года.

— Какие самолеты чаще всего появляются в небе над Гомелем?

— Ту-154 примерно 7 — 8 раз в месяц привозят нефтяников. Летом боинги прилетают, забирают детей и везут их по гуманитарной программе в Италию, Германию. СиЭрДжи канадские садятся — сотые, двухсотые. Один такой сегодня как раз и стоит на перроне. Прилетел из Санкт-Петербурга с россиянами на борту. Через неделю улетит обратно.

 

Питерский «сержик» одиноко стоял на перроне



Надо же... Всегда казалось, что перрон — принадлежность исключительно железнодорожного вокзала. Выходит, нет. Перрон — это та самая площадка, по которой автобус подвозит пассажиров к трапу самолета. По перрону воздушное судно и выруливает на взлетную полосу.

50-местный «сержик» мне чуть позже показал заместитель начальника Гомельского филиала «Белаэронавигации» Анатолий Кирсанов. Одинокий питерский борт благодаря небольшим габаритам выгодно подчеркивал строгие контуры гладкого перрона: вместе с ремонтом взлетки его недавняя реконструкция обошлась новым хозяевам в миллиарды рублей. Наследство им досталось проблемное: взлетную полосу, со слов нынешнего руководства предприятия, более 20 лет никто и не пытался ремонтировать. Так что за последние три года в модернизацию аэровокзального комплекса были инвестированы большие деньги.

 

Зона таможенного…

 

…и паспортного контроля



А в сам аэровокзал, как здесь говорят, еще вкладывать и вкладывать. Он был построен по типовому проекту последних десятилетий прошлого века и предназначался только для внутренних рейсов. С тех пор многое изменилось. В самом начале 90-х, после распада СССР, гомельский аэропорт получил статус международного. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. В частности, добавились пограничный, таможенный и фитосанитарный контроль. Заместитель начальника Гомельского филиала «Белаэронавигации» Анатолий Кирсанов — бывший летчик, командир АН-24, 28 лет провел за штурвалом самолета. С ним мы и поговорили о прошлом, настоящем и будущем неба над Гомелем.
 

Анатолий Кирсанов 28 лет держал руки на штурвале

 

Небо над Гомелем


— Пик работы аэропорта пришелся на 80-е годы, когда авиабилет до Москвы стоил 18 рублей — 10% от зарплаты: она была в среднем 180 — 200. Сейчас, как ни крути, меньше чем за 120 долларов до российской столицы не долететь — сколько бы авиакомпаний ни пробовало, ни у одной дешевле не получается, — говорит Анатолий Кирсанов. — Будем зарабатывать по 1200 долларов — будут самолеты в Москву летать по три раза в день, как раньше.

— Это сколько такой зарплаты ждать! А сегодня как же — не полетят самолеты?

— Как мухи, конечно, не полетят. Не все сразу. Начинать нужно с малого — с единичных рейсов, а остальное приложится, если страна будет развиваться с такой динамикой, как сейчас. Взять хотя бы соседнюю Россию в пример. Сегодня там настолько выросло количество авиаперевозок, что самолеты приходится покупать за рубежом — своих не хватает. Да что техника — летный состав не успевает проходить подготовку. Поэтому идет речь о внесении в воздушный кодекс изменений, позволяющих иностранным пилотам полеты выполнять.

— Ну, нам-то иностранные пилоты не нужны: свои неплохо справляются. И вот как раз о своих хотелось бы поподробнее — неужели компанию «Гомельавиа» никак нельзя было спасти?

— Рано или поздно приходит время, когда все начинает диктовать экономика. Самолеты, которые по 45 лет летали, хотя и эксплуатировались надежно, полностью исчерпали свой потенциал — и моральный, и физический. Весь парк нужно было кардинально менять. А что такое новая авиационная техника? Это огромные деньги. Но где их взять мелкой авиакомпании, такой как «Гомельавиа»? Заключить кредитный договор с банком? Но ведь любой кредит должен подтверждаться дальнейшей эффективностью использования заемных средств. А в ситуации, когда спрос на авиабилеты упал в десятки раз, об этом говорить не приходилось. Сегодня «Белавиа» вполне справляется со всеми объемами воздушных перевозок централизованно.

— Так вам не жаль, что нет больше в Гомеле своей авиакомпании? Неужели не хочется, чтобы свои самолеты летали?

— Категория, знаете ли, какая-то странная: хочется, не хочется. Да, хочется! Но давайте трезво смотреть на вещи. Появись сейчас самолеты — что с ними делать? Одной новой техникой ситуацию не спасти. Инвесторы частные нужны, такие как иностранные авиакомпании.

Авиакомпания и аэропорт — понятия разного порядка. Аэропорт — это наша территория, мы его обслуживаем. А авиакомпания — это воздушные суда, летный и технический персонал. Прилетели, сели — заплатили. Заправились — заплатили. Взлетели — заплатили. Во всем мире так. Аэропорты — это отдельные предприятия, которые самоокупаются за счет обслуживания авиакомпаний. И гомельский аэропорт в настоящее время представлен региональным филиалом «Белаэронавигации».

Единственный запасной


В обычные дни, когда нет никаких рейсов, гомельский аэропорт, как и весь окружающий пейзаж, выглядит сонным. Внутри аэровокзала тишина и обездвиженность: ни одного пассажира у стойки регистрации авиабилетов, никто не толкается возле авиакасс, и ни одного посетителя в кафе. Невольно вспоминаются лангольеры Стивена Кинга: что-то пугающее есть в этом безмолвии. Особенно для тех, кто помнит гомельский аэропорт совсем другим.
 

У стойки регистрации вместо пассажиров – табличка

 

Никто не толкается возле авиакасс

 

Ни одного посетителя в кафе



На самом деле ощущение, что жизнь где-то затаилась — кажущееся. Она продолжается. Просто в новом для себя ритме.

Аэродром гомельского аэропорта, как выяснилось, единственный в нашей стране запасной. Именно в этом качестве Гомель в прошлом году 13 раз принимал воздушные суда. В основном это были самолеты «Белавиа», возвращавшиеся в Минск из Еревана, Турции, Израиля... И, как правило, из-за погодных условий они делали промежуточную посадку. Пассажиры таких рейсов во время вынужденной остановки должны находиться в особой зоне. В Гомеле она расположена на втором этаже аэровокзала. Ее также собираются модернизировать, чтобы привести в соответствие с необходимыми стандартами и создать пассажирам наиболее комфортные условия для отдыха.

 

Сектор, где находятся пассажиры во время вынужденной остановки, ждет своей модернизации



Анатолий Кирсанов рассказал об этом во время небольшой ознакомительной экскурсии по аэровокзальному комплексу, проведенной специально для «ГП». С гордостью показал рентгеновскую установку для проверки багажа в пункте досмотра пассажиров. Отметил, что это очень дорогое американское оборудование. И подчеркнул — абсолютно безопасное. Ни малейшей опасности для здоровьяпассажиров и персонала.

Под крылом самолета о чем-то...


Группа обслуживания пассажиров, находится на первом этаже аэровокзала. Елена Юркова — одна из ее сотрудниц. Это теперь. А раньше она была бортпроводницей, 26 лет провела в небе.
 

Елена Юркова 26 лет провела в небе



— Сегодня пассажир ушлый пошел: палец в рот не клади, чуть что — жалобы строчит. Среди ваших пассажиров много ли было скандалистов?

— Да не припомню что-то. Мне попадались хорошие пассажиры. А летать приходилось во все уголки Советского Союза: в Симферополь, Днепропетровск, Минводы, Сухуми, Свердловск, Челябинск, Мурманск... А когда аэропорт стал международным — это в году, наверное, 92-м, стали летать в Китай, Ирак, Таиланд, Арабские Эмираты...

— Это сколько ж лёту было до Китая?

— До аэропорта Тяньцзинь с посадкой в Иркутске часов за 12 добирались.

— Нелегко приходилось?

— Конечно. Это ведь и смена часовых поясов, и перемена климата. Спать не ляжешь — своего купе, как в поезде у проводников, нет: все время на ногах.

— А чем кормили на международных рейсах? Воспоминания моего далекого детства — аэрофлотские куры: жесткие и холодные. И еще леденцы. «Взлетные», по-моему. У вас-то меню, наверное, богаче было?

— Кормили пассажиров вполне достойно: рис — рыба, гречка — говядина... Лангет, помню, подавали, язык отварной, включая чай, кофе, холодные закуски... У нас был свой цех бортпитания. Каждая порция заворачивалась в фольгу, и получались такие касалетки. Все это мы потом разогревали.

— Стюардессы, как правило, замуж за летчиков выходят. Вы тоже не изменили традиции?

— Нет, мой муж никак не связан с авиацией.

— И отпускал в небо, не ругался? А то ведь спросят — где жена? Приходится отвечать — улетела!

— Я ведь, когда замуж выходила, не в библиотеке работала. И когда дочку родила — улетела, действительно, чуть ли не из роддома. Маме пришлось на пенсию уйти, чтобы мне помогать. А многие девочки-бортпроводницы после декретного отпуска в небо так и не вернулись. Мужья запретили...

— Да хорошо раньше было! — включился в разговор Анатолий Кирсанов. — Что бы сейчас ни говорили, было главное — мы летали! Только вот с перестройкой все наши полеты рухнули. Начали искать, где бы заработать, и зарабатывали, как могли. И вот он — отголосок прошлых лет, — сказал, показывая на ксерокопию газетной полосы, лежащую на столе. Там было фото с его погибшими товарищами — летчиками гомельского авиаотряда, работавшими в Шри-Ланке по контракту с небольшой частной авиакомпанией.

Два наших Ан-24 отправились туда в начале 90-х. А в 1998-м один из самолетов во время очередного рейса вдруг исчез с радаров. И лишь недавно, спустя 15 лет? стало известно, что он был сбит местным террористом — переносной ракетой, с плеча.

— Видите этого молодого человека, — осторожно прикоснулась к снимку Елена Юркова. — Он встречался с нашей стюардессой, хотел заработать денег на свадьбу...

Поле, летное поле


Продолжением экскурсии по аэровокзальному комплексу стало посещение VIP-зоны. Она — еще один штрих к иллюстрации будней гомельского аэропорта, который, несмотря на трудности, все же дер­жит курс на четыре девятки и сам делает погоду, стараясь оправдать статус международного. Аэропорту, который принимает самолеты с важными государственными персонами на борту, без такой зоны не обойтись. В ней все, что VIP-персонам нужно: красная ковровая дорожка, небольшая гостиная с мягкой мебелью и конференц-зал. Недавно, кстати, здесь побывала российская правительственная делегация с вице-премьером Аркадием Дворковичем во главе. Россияне прилетали в нашу страну, чтобы обсудить перспективы создания совместных транснациональных корпораций.
 

VIP-пассажиры проходят в здание аэропорта по этой ковровой дорожке



Это сегодняшний день гомельского аэропорта. Его вчерашний — три отживших свой век «аннушки». Их можно увидеть на фоне ангаров, за границей летного поля вместе с маленьким «кукурузником». Один из Ан-24 планируется отдать городу, заменив им самолет-самоделку, который долгое время украшает Старый аэродром. Маленький Ан-2 раньше принадлежал МЧС. Вскоре он отправится в один из районов области — помогать сельскому хозяйству. Пока же наблюдает за тем, как на гомельский аэродром садятся, а потом взлетают другие самолеты.

Чаще всего это Ту-154, можно сказать, последние из могикан:на днях в Самаре с конвейера сошел последний такой самолет. Ну, а когда приземлился тот самый, прилетевший из Ноябрьска, и все пассажиры сошли по трапу на перрон, мы вместе с Анатолием Кирсановым поднялись на борт. Пилотов в кабине не оказалось — они спустились на землю вместе со всеми: все-таки больше трех часов в воздухе. Из членов экипажа в салоне остались только специалист по АиРЭО Максим и стюардесса Катя. Максим следит за работой авиационного и радиоэлектронного оборудования. Он и рассказал, что в Ноябрьске, когда они улетали, стоял мороз и ярко светило солнце. Похвалил тамошнюю взлетку. Впрочем, в Гомеле, с его слов, взлетная полоса тоже хороша. А вот разговор с Катей о романтических особенностях профессии бортпроводницы пришлось прервать на самом интересном месте. Вернулся командир корабля, и экипажу нужно было готовиться к взлету — остановка была короткой

 

Несколько часов назад под этим крылом была Западная Сибирь

 

Пассажиры Ту-154 ступили на родную землю с непокрытыми головами

 

И радовались своему возвращению, как дети

 

Пилоты покинули кабину воздушного судна на время остановки



 
 

Специалист по АиРЭО Максим и бортпроводница Катя



Обходя самолет, чтобы проводить его, стоя на перроне, не удержалась и провела рукой по холодному металлу крыла: еще несколько часов назад этот борт был в Западной Сибири, а через каких-то двадцать пять минут сядет в минском аэропорту.

На земле, между тем, работа шла своим чередом — самолет заправлялся перед взлетом, а внушительных размеров техника чистила летное поле. Такой мощной снегоочистительной машины в Гомеле нет ни у одной другой службы, — сказал Анатолий Кирсанов.

 

Чтобы самолет поднялся в воздух, люди работают на земле






 

Летное поле чистила мощная машина



Самолет тем временем заправили, и он, вырулив по перрону на взлетную полосу, оторвался от земли, поднялся в воздух и скрылся в облаках вместе с надписью «Бел­авиа» на фюзеляже. Аэропорт вновь притих, и стало грустно. Почему люди не летают? Почему люди не летают так, как птицы?
 

Самолет вырулил на взлетку по перрону, оторвался от земли, и скрылся за облаками













 

Автор и фото - Лара Навменова. "Гомельская правда" http://gp.by/category/society/53358.html

© Правда Гомель

 

Просмотров: 348 | Добавил: gomelavia | Дата: 01.02.2015 | Комментарии (0)

Здравствуйте, уважаемые гомельчане и пока что еще виртуальные гости нашего города Гомель. Гомельский международный аэропорт впервые обзавёлся своим сайтом по адресу http://gomelavia.ucoz.ru  Здесь мы будем рассказывать и даже ПОКАЗЫВАТЬ всё то, что связано именно с гомельским аэропортом, его авиарейсами и пассажирами. Естественно, по мере поступления новостей мы будем их размещать на сайте. Для вашего удобства на сайте можно будет оставлять комментарии к любым новостям, видео, фото. Администрация сайта будет активно отвечать на все ваши вопросы, отзывы, пожелания.

 

Просмотров: 919 | Добавил: gomelavia | Дата: 31.01.2015 | Комментарии (0)

Вход на сайт
Архив записей
Опрос гомельских пассажиров
Гомельский аэропорт существует уже 47 лет. Как часто Вы летали из нашего аэропорта за все эти годы?
Всего ответов: 288
С чем связано, по вашему мнению, небольшое количество выполняемых рейсов из нашего аэропорта?
Всего ответов: 192
МЫ ВКОНТАКТЕ
  • Гомельский аэропорт вконтакте
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Конструктор сайтов - uCoz